Версия для слабовидящих Русский|English
Обратная связь

Городская власть

Городское управление

13.10.2015, 10:32

Мэр Москвы дал интервью «Газете.ру»

Мэр Москвы дал интервью «Газете.ру»

Мэр Москвы Сергей Собянин приехал в группу Rambler & Co и дал интервью нескольким изданиям. «Газете.Ru» он рассказал о том, как ему виделась Москва пять лет назад и сейчас, что будет с деньгами на капремонт и платной парковкой, как он относится к оппозиции и кем сам себя ощущает в столице.

Масштаб

— Спасибо, что приехали к нам. Вот смотрите, в эти дни пять лет назад Ваша кандидатура была внесена в Мосгордуму на утверждение Мэром Москвы. Многие тогда возмущались: дескать, сибиряка поставят управлять Москвой — что он может знать про столицу? Потом оказалось, что некоторые «понаехавшие» лучше коренных... А что сами тогда думали про город и нас и как изменилось Ваше восприятие за эти годы?

— Если вы не поленитесь и посмотрите моё первое выступление в городской Думе, то я и сейчас готов подписаться под всеми словами, которые тогда сказал. Хотя сейчас, по прошествии пяти лет, понимаю: тогда я не осознавал некоторых вещей. Но буквально недавно, просмотрев ещё раз все те приоритеты, которые мы выстраивали, понял: выстроены они были совершенно адекватно. Даже удивился... И это не может не радовать, потому что именно тогда началось выстраивание всей идеологии развития города.

— А что всё-таки было неожиданного? Вы сами сказали: не осознавали некоторых вещей.

— Ощущение масштаба. Все-таки одно дело — руководить, да, большой областью, но в которой много средних или небольших городов. И другое дело, когда всё концентрируется в одном мегаполисе и реализация любого проекта масштабируется на этот объём.

Если ты в полумиллионном городе реконструировал пару улиц, может казаться, что всё — реконструировал город. А в Москве это даже не начало — так, проба пера.

Капремонт

— Есть несколько тем, по которым на вас особенно наезжали. Одна из последних и весьма болезненных — введение платы за капремонт.

— Светлан, на меня по любому поводу наезжают.

— Это верно. И всё же экономически неправильно было вводить дополнительные платежи в кризис, когда доходы людей и так падают. Особенно болезненно было воспринято то, что плату берут сегодня, а дома в планах на капремонт стоят через 15 — 20 лет. В нашей стране нет практики долгосрочных инвестиций. В чём был смысл делать это именно сейчас?

— Во-первых, это федеральный закон, а не моя прихоть. Во-вторых, такой закон вообще надо было принимать даже не сегодня, а ещё лет десять назад. В-третьих, никакие ресурсы никто накапливать не собирается. Деньги будут расходоваться по мере поступления. И ремонт начнётся не через 20 лет, а буквально со следующего года и в огромных объёмах. Мы даже готовы выделять дополнительные деньги, чтобы максимально приблизить ремонт и сделать его комплексно.

Планируем, что за ближайшие три года будет отремонтировано около трёх тысяч домов. Это колоссальный объём — 10 процентов всего жилого фонда Москвы, представляете! Вопрос теперь в том, чтобы подрядчики справились с таким объёмом.

Но если этого не делать сейчас, с каждым годом ситуация будет только ухудшаться. Вначале мы с вами будем жить в некомфортном жилье, а потом — просто в аварийном. Выбор такой.

И город из капремонта не уходит — это не то, что лишь жители будут его оплачивать. Мы вкладывали около 10 миллиардов рублей в год и будем вкладывать эти же 10 миллиардов. Плюсом к тому, что будут собирать граждане. И эти деньги пойдут на льготы для ветеранов, пенсионеров, инвалидов. Сегодня же получается, что город субсидирует всех одинаково Что, наверное, не очень справедливо.

Лекарства

— Ещё одна тяжёлая тема, особенно в условиях санкций и девальвации рубля, лекарства и вообще здравоохранение. Уже были истории, когда больным не выписывали оригинальные препараты, заменяя их дженериками либо отечественными аналогами, которые, увы, совсем не аналоги. Что будете делать?

— У нас были очень серьёзные опасения, особенно в части закупки лекарств, потому что значительная их часть — импортные или изготавливаются на импортном сырье. Была вероятность обвального роста цен. Но этого не произошло. Нам удалось договориться с поставщиками практически не менять цены, несмотря на девальвацию.

На следующий год мы заложили небольшой дефлятор, который, я очень надеюсь, будет достаточен для того, чтобы в полном объёме обеспечить здравоохранение лекарствами, препаратами и расходными материалами. Будем следить, чтобы ничего не ухудшилось, в случае необходимости добавлять ресурсы, чтобы обеспечить безусловное выполнение всех обязательств по льготным лекарствам. Ну и соответственно, поддерживать систему медпомощи в поликлиниках и больницах.

Парковки

— Одна из всеми «любимых» и постоянно обсуждаемых тем — парковки. Да, в центре стало немного легче, но теперь Вы пошли дальше и вводите платные парковки за Третьим кольцом. К ним очень много вопросов, потому что отнюдь не только у торговых центров появляются паркоматы, но и в спальных районах. При этом перехватывающие парковки не строятся, то есть людям скоро будет просто негде ставить машину.

— Там, где это возможно, мы строим перехватывающие парковки, сегодня их около 15. При проектировании транспортно-пересадочных узлов — а сейчас мы очень серьёзно занимаемся подготовкой таких проектов — обязательно будем проектировать и парковки для машин, в том числе перехватывающие. Это во-первых.

Во-вторых, когда мы выбираем, вводить платную парковку или нет... На самом деле, если честно, никакого выбора тут нет: ни один город мира не решил эту проблему как-то иначе. Нет других решений. Больше того, иногда мегаполисы поступают ещё жёстче: это и лимиты на покупку машин, и платный въезд в центр, и просто запрет на въезд в центр города.

Москва идёт наиболее щадящим образом. То есть никакие эти жёсткие меры мы не планируем, а идём только по пути создания платной парковки.

Что касается парковки за Третьим транспортным кольцом, она вводится лишь там, где есть серьёзное напряжение со стоянками, с транспортом, где возникает хаос из-за паркующихся машин и автомобилисты сами себе мешают и проезжать, и парковаться. Там, конечно, надо упорядочивать.

— Как альтернативу машинам Вы обещали новые маршруты общественного транспорта и новые троллейбусы, автобусы, вагоны метро. Они появляются, но хотелось бы в большем объёме.

— Мы обновили практически весь подвижной состав в Мосгортрансе. Там подвижной состав сегодня — самый молодой в Европе. Это первое. Второе — на треть обновили парк вагонов метро. Это вообще огромная, просто колоссальная работа с учётом объёмов парка столичного метрополитена.

В-третьих, уже в первом полугодии следующего года мы, надеюсь, закончим реформацию наших взаимоотношений с частными перевозчиками, чтобы они тоже обновляли свой подвижной состав. Плюс у нас заключён контракт по созданию нового типа вагонов метро. Чтобы транспорт был ещё более современным.

С Московской областью заключили 15-летнее соглашение на пригородного перевозчика, будет обновление подвижного состава электричек. Заключили контракт на эксплуатацию подвижного состава на МКЖД. И требования тоже очень высокие — ну на уровне «Ласточки», которую все видели.

— За новые вагоны в метро действительно спасибо.

— Будут ещё лучше. Мы просто переходим на другой технологический уровень.

Палатки

— Есть ещё одна «любимая» тема — палатки.

— Вы любите палатки?

— В разумных количествах и с пристойной номенклатурой — да. Вы в качестве контраргумента приводите ярмарки, которые стали активно работать в городе. Справедливо. Но всё же многие палатки выполняли как раз функцию магазинов шаговой доступности. И служили хорошей альтернативой торговым сетям: цены ниже, качество иногда даже выше. Наконец, дополнительные рабочие места, что в кризис тоже нелишне. Почему не вернуться к точечному размещению палаток с жёсткой номенклатурой того, что можно там продавать?

— Мы так и делаем! Мы же не уничтожаем палатки, мы просто создаём оптимальные схемы их размещения. Согласуем с местными жителями, с депутатами. Затем за бюджетные деньги сами устанавливаем объект мелкорозничной торговли и дальше сдаём в аренду, строго прописывая номенклатуру, специализацию.

Что часто происходит? Даже заключив договор о специализации, продают совершенно другое. Чтобы расторгнуть такой договор и убрать палатку, нужно пройти суды. На это иногда уходят годы, суды проигрываются. А почему? Вот, скажем, мы фиксируем, что продают не помидоры, а одни сигареты и полуфабрикаты. Нам в ответ: пожалуйста, вот фотография — и уже помидоры. А завтра их снова нет.

В системе, когда мы сдаём собственное имущество, такого происходить не будет. Не торгуешь по правилам — отдадим ключи другому. При этом ему не надо ни подключаться к сетям, ни бегать по чиновникам. Просто арендатор получает ключ, заходит и работает.

Вот вы говорите, палатки помогают восполнить недостаток розничной торговли, в частности, в спальных районах. Увы, к сожалению, этого не происходит. Все палатки стремятся туда, где и так уже избыток торговли: к станциям метро, транспортным узлам, в центр города. И торгуют часто совсем не тем, что нужно местным жителям. Отнюдь не молоком или хлебом. Мы предлагали, разыгрывали места в спальных районах — никто туда не пришёл. Даже когда получали места, не приходили торговать — неинтересно. А ставить палатку возле метро, где и так куча магазинов, — смысла нет.

Поэтому мы и выбираем места, где палатки действительно нужны. Кстати, когда начинали, нам говорили: у бизнеса нет денег, он не пойдёт участвовать в ваших торгах. Ничего подобного: на каждую палатку по четыре — шесть заявителей, стоимость аренды увеличивается в разы. Так что конкурентная среда есть, и это вполне приемлемо для того, чтобы и дальше расширять эту сеть.

Доходы бюджета и инвестиции

— А иностранцы сегодня готовы вкладываться в столицу страны, которая под санкциями?

— Буквально на днях мы смотрели новый объект «Энки», которая вложила в строительство 500 миллионов долларов (турецкая компания Enka — собственник и девелопер ряда торговых и административных комплексов). Очень качественный многофункциональный центр, со спортивными залами, детским центром с торговлей, офисами и так далее. И компания собирается возвести ещё около миллиона квадратных метров различных проектов в Москве.

Я надеюсь, что инвестиционный спрос, даже если просядет на какие-то проценты, восстановится. Так было во все кризисные времена. Сегодня цены на стройматериалы из-за девальвации рубля ниже европейских, рабочая сила дешевле, правила игры понятны, издержки процентов на 30 — 40 ниже, чем раньше. Поэтому инвесторам становится снова выгодно вкладывать в Москву.

— Вы делитесь планами так, будто нет никакого кризиса, доходы не падают. У Москвы, конечно, больше прочности, чем у других регионов, но всё же не ощущать кризис невозможно.

— Мы привыкли жить в ситуации, когда доходы у нас падают в реальном выражении. Да, в номинальном чуть-чуть подрастают, но не в реальном.

Мы сохраняем структуру бюджета за счёт эффективности управления и расходования средств. За три года текущие расходы мы не нарастили! Хотя, в принципе, должны были их нарастить процентов на 30 как минимум. А мы не нарастили. И ещё сохранили инвестиционную составляющую. А в ней даже в условиях инфляции сохранили объёмы строительства, за счёт оптимизации стоимости на всех стадиях проектирования, начальной цены, конкурентных торгов. Таким образом, мы выполняем программы, которые наметили.

И я вам скажу, это крайне непросто. Это каждодневная тяжёлая работа. Но без нее московский бюджет просто бы взорвался и никаких строек бы не велось.

Оппозиция и выборы

— А так у оппозиции, ну, которая ещё осталась, всегда будет предмет, за что Вас критиковать.

— Так всегда было и будет. Что бы мы ни делали, всегда будут задавать вопросы. Главное при этом не шарахаться, не прятаться и не разворачиваться назад. Если ты знаешь, что прав, что проект нужен городу, нужно его последовательно реализовать. Тогда всё будет нормально. А если дергаться, пытаться подыгрывать кому-то, ничего хорошего из этого не выйдет.

— И всё же Вам до сих пор припоминают выборы 2013 года с высокими голосами оппозиции... Сейчас мы снова готовимся к выборам — в Госдуму. Во-первых, что сами думаете про оппозицию? Во-вторых, ждёте ли каких-то всплесков оппозиционных настроений в Москве к осени 2016 года?

— Оппозиция — это всегда хорошо. Она заставляет власть не дремать и находиться в форме. А что касается настроений 2016 года, перед выборами в Государственную Думу, — время покажет. Мне кажется, ничего радикально в худшую сторону не изменится. Но это будет зависеть, конечно, и от действий самих властей, насколько они будут адекватны в складывающейся ситуации.

— Вы работали в Тюменской области, в Екатеринбурге, потом в Москве. Вы сами с каким регионом себя идентифицируете?

— С Россией.

— Это понятно.

— А вы сами как думаете? Вы попробуйте пять лет вкалывать в городе, заботиться о нём, постоянно быть на телефоне, разрешать чрезвычайные ситуации. Конечно, Москва уже родной город для меня.

— Если ситуация позволит, будете снова баллотироваться?

— Поживём — увидим.