Версия для слабовидящих Русский|English
Обратная связь

Городская власть

Городское управление

13.10.2015, 10:31

Сергей Собянин дал интервью «Ленте.ру»

Сергей Собянин дал интервью «Ленте.ру»

Мэр Москвы Сергей Собянин посетил офис Rambler & Co, где дал интервью ведущим изданиям группы компаний. Как развивается город? Почему необходимы реформы? Как принимаются непопулярные решения? «Лента.ру» публикует ответы Мэра на эти и другие вопросы. Остальные части беседы можно прочесть на сайтах «Афиши», «Газеты» и «Чемпионата».

— Город быстро меняется в последние годы. Люди и их привычки тоже меняются. Кто под кого подстраивается?

— Взаимный процесс. Если на улицах становится чище, то и сорить не хочется. Если раньше потребность в уровне благоустройства была одна, то сейчас она совершенно другая. Мы начинали с благоустройства самых запущенных дворовых территорий. Но к нам стали приходить москвичи, которые просили взяться за их, казалось бы, обустроенные дворы, говоря: «Посмотрите, как у нас плохо». Раньше считалось, что это «лучше некуда», а потом оказалось, что горожан такой уровень вовсе не устраивает. Потребности, как и восприятие окружающего пространства, очень быстро меняются. Мы не ориентируемся на то, чтобы поменять москвичей. Но если мы меняем городскую среду, то следом, как мне кажется, меняется и ощущение города, и сами горожане.

— Становясь Мэром, Вы понимали, что Вам придётся менять всю систему, а не подкручивать отдельные гайки?

— Абсолютно отчётливо понимал, и никаких сомнений у меня в этом не было. У меня был богатый региональный опыт. Я понимал, что без реформирования бюджетной системы и системы городского управления продвигаться дальше невозможно. Пустой патернализм, заигрывание с избирателями приведут к краху любую систему. К примеру, в начале 2011 года у нас был долг перед банками в 300 миллиардов рублей, хотя на самом деле никаких объективных предпосылок к тому, чтобы набирать такие долги, не было. Зато было желание закидывать проблемы деньгами и заигрывать с избирателями. За эти годы половину долга мы уже выплатили, несмотря на то что бюджет в сопоставимых величинах последние три года не увеличивается, а даже снижается.

— Многие Ваши решения, как, например, платные парковки или введение платы за капремонт, можно назвать непопулярными. Такие решения могут стоить кресла на следующих выборах. Что Вам даёт уверенность в своих действиях?

— Мы же проводим эти реформы не ради реформ, а для того чтобы улучшить ту или иную сферу деятельности. Если мы вводим платные парковки, то рассчитываем, что в ближайшем будущем должна измениться транспортная ситуация. В центре города сразу стало свободнее, стало быстрее движение. Если мы реформируем систему образования, то уже буквально в течение года-двух мы должны видеть и результаты. Качество школьного московского образования стало лучше в два раза по всем параметрам, чем было пять лет назад. Конечно, каждая из этих реформ чрезвычайно болезненная. Но если пациента гладить по головке и кормить сладким, то вряд ли он выздоровеет. В конечном итоге всё станет только хуже. Тебя тогда точно не изберут. Но, чтобы решаться на непопулярные реформы, нужно быть уверенным в своей команде и знать точно, что эти решения дадут положительный результат.

— При текущих темпах строительства транспортной инфраструктуры справедливо задать вопрос: ждут ли Москву пятиуровневые развязки, как в Шанхае, или есть возможность сохранить нетронутыми какие-то локальные зоны и районы?

— Мы не собираемся по всему городу строить пятиуровневые развязки. В этом нет никакого смысла. Есть такой эффект: чем больше строишь дорог, тем больше на них выезжает автомобилей. А запас автомобилей у нас большой, их количество за последние годы увеличилось на четверть, и если они все одновременно выедут на улицу, то никакие развязки не помогут. Поэтому есть смысл строить развязки в транспортных узлах на пересечении с МКАДом, в каких-то сложных местах внутри города. Это локальное строительство, необходимое там, где стоят глухие пробки и существует очевидная проблема. Поэтому никаких многоуровневых развязок, например в центре города, не будет. Что касается создания комфортной среды, конечно, мы строим не только развязки и дороги, но создаём инфраструктуру, максимально приближённую к жителям: бульвары, парки, скверы, дворы. Мне кажется, что это всё сбалансировано.

— В Новой Москве идёт интенсивное строительство. Что планируется там с точки зрения общественного пространства, культуры, других центров притяжения? Стоит ли москвичу ехать в Новую Москву?

— Мы вообще за то, чтобы москвичам не нужно было каждый день перемещаться из одного конца города в другой. Для этого мы изменили всю градостроительную политику, стараясь не только жильё строить, но и создавать одновременно рабочие места. Всё для того, чтобы уменьшить эту ежедневную маятниковую миграцию. В Новой Москве происходит то же самое. С момента, когда Новая Москва перешла в состав старой, количество её жителей увеличилось на 80 тысяч, но при этом количество рабочих мест тоже увеличилось на 80 тысяч. То есть там создание новых рабочих мест идёт с опережением. Это поможет нам закрыть тот дефицит, который есть в спальных районах: Бутово, Солнцево, Переделкино. Проезжая утром по Киевскому шоссе, вы увидите, что там уже приличные потоки идут не только в город, но и из города. В ближайшее время мы закончим проект генерального плана развития этой территории, вынесем на обсуждение. Тогда уже станет понятно, какие там будут центры притяжения и инфраструктура.

— Как складываются у Вас отношения с районом «Москва-сити»? Насколько известно, недавно было принято решение о расширении делового центра за территорию ТТК.

— Хотя я говорил как-то, что решение, принятое в своё время по строительству «Москвы-сити», вряд ли добавит плюсов Москве, но за последние годы большинство ошибок было исправлено или находится в процессе исправления. Мы вложили в транспортную инфраструктуру десятки миллиардов рублей. В ближайшее время, надеюсь, приступим к строительству северного дублёра, заработает МКЖД, часть Третьего пересадочного контура метро будет также проходить рядом. То есть «Сити» всё больше и больше становится доступным с точки зрения транспорта. Я надеюсь, что в течение трёх — четырёх лет все объекты инфраструктуры и девелопмента будут завершены.

— Летом проходили общественные слушания по проекту развития новой территории МГУ. Обсуждался вопрос, будет ли территория этого мегапроекта закрытой или же она будет доступна для жителей окрестных домов?

— Научно-технологический кластер создается так, чтобы это было открытым пространством, для того чтобы он был доступен всем жителям и студентам. В этом плане в МГУ есть традиция — на Воробьёвых горах огромное пространство и территория, совершенно открытая для всех желающих.

— На днях должен заработать обновлённый портал mos.ru. Он сильно отличается от того, что было раньше?

— Все города проходили этот этап. Вначале каждое министерство, каждый департамент, каждое учреждение создаёт свои сайты, порталы и начинает работать по своему ведомству. В результате в Москве тысячи сайтов, принадлежащих бюджетным учреждениям и организациям. Тратится большое количество денег, а эффект от этого неочевиден. Поэтому, как и все большие города, мы аккумулируем все эти ресурсы на едином городском портале. Я уверен, что это даст определённую синергию. На одном портале можно узнать все основные городские новости, получить городские услуги, узнать о работе городских служб, узнать все возможности, которые есть в городе, написать заявление, жалобы и так далее. И через этот же портал выйти на какие-то специализированные ресурсы, если необходимо. Ну и дизайн нового портала будет более дружелюбным и современным.

— Можно ли выделить какие-то группы москвичей, которые больше всех выигрывают от ваших реформ?

— Москвичи очень разные. Важно, чтобы город был удобен для всех, учитывал все интересы. Это и подростки, и молодёжь, и пожилое население, работники государственных учреждений, частных компаний, промышленности, инновационного бизнеса. Город не может быть сориентирован только на одну группу — он сразу проиграет, не сможет развиваться. Это было бы большой ошибкой.